Географические и этноисторические сведения «Сказания вкратце о молдавскых господарех отколе начася Молдовскаа земля»

Паскарь Евгений Георгиевич,
Молдавское историко-географическое общество,
историк, публицист;

Герцен Андрей Артёмович,
Российская академия наук, Институт географии,
научный сотрудник, кандидат географических наук

(доклад зачитан 30 июня, 2017 года на Международной конференции «Этнические общины и диаспоры во времени и пространстве», г. Кишинев).

Историко-географические условия и процессы начального периода формирования молдавского этноса остаются одной из главных научных проблем молдавской историографии. По теме вопроса не одно столетие ведутся научные дискуссии, сформировалось несколько крупных школ, основные – советская, румынская, венгерская, защищающие зачастую взаимоисключающие положения. Собственно молдавская историческая наука пока не выработала унифицированного представления по данной проблеме, а комплексные историко-географические исследования региона сами находятся в начальной стадии становления. Вместе с тем очевидно, что именно такие исследования и могут пролить свет на целый спектр весьма сложных вопросов этногенеза молдаван.

Отправной точкой таких исследований всё-таки служит анализ письменных источников по истории предков молдаван, важные сведения о которых сохранились в документе «О похвале святой Богородице Кирилла Философа», Повести временных лет, книгах Иоанна Киннама, Энея Сильвия Пикколомини, Яна Длугоша, Лаоника Халкондила и других средневековых источниках. Особое место в этом ряду занимает «Сказание вкратце о молдавскых господарех отколе начася Молдовскаа земля» (далее – «Сказание»), сохранившееся в нескольких списках Воскресенской летописи [Руская летопись 1793].

Изучением этого ценнейшего исторического источника в разное время занимались И. Богдан, В.В. Иванов, Н.М. Карамзин, В.Д. Королюк, А. Ксенопол, А.В. Майоров, Д. Ончул, П.Ф. Параска, Р. Рёсслер, Н.Д. Руссев, В.Н. Топоров, Б.П. Хашдеу, И.-Х. фон Энгель, А.И. Яцимирский и другие. Однако предыдущие исследователи не смогли в полной мере выявить колоссальный пласт бесценной информации, содержащийся в нём, как в силу отсутствия соответствующих возможностей на определённой стадии научно-технического прогресса, так и в силу отсутствия постановки соответствующих научных задач. Современные технологии позволяют по-новому проанализировать большие объёмы разнообразной, в том числе историко-географической информации.

Детальный анализ географических и этноисторических сведений о волохах, содержащихся в «Сказании», позволяет достаточно подробно реконструировать основные вехи историко-географического развития предков молдавского этноса на самых ранних этапах этногенетического процесса. Для представления результатов данного анализа прежде следует воспроизвести сам текст начальной части «Сказания», который к слову и без уточняющих положений представляет собой чрезвычайно интересный и важный исторический документ:

В лето 6867. От града Виницеи приидоша два брата: Роман да Влахата, во християнстей вере сущи избегоша от гонения еретик на христиан и придоша в место, нарицаемое Старый Рим, и создаша себе град по имени своему, Роман, изживше лета, они и род их, доколе отлучися Формос папа от православия в латинство. И по отлучении веры христовы, создаша себе латина новый град и прозваша его Новый Рим, и зваша к себе в латинство романовцов в Новый Рим. Романовци же не восхотеша, начаша велию брань с ними чинити и не отлучишася от веры христовы.

От того времени быша во брани до державы Владислава, короля угорского. А Владислав краль бе братень сын Саве, архиепископу серьпъскому, и крещенъ бысть от него и дръжаще веру христову во сръдце тайно, а языком и кральвьскимъ украшением бяше латынинъ.

И в лето Владислава коралевства воздвижеся на Угры брань // от татар, от князя Неймета с своих кочевищь, с реки Прута и с рекы Молдавы. И преидоша чрез высокие горы и поперег земли Угорскиа Ерделя, и приидоша на реку Морешь и ста ту.

И слышавше же угорьский краль Владислав нахождение татарское и послаша вскоре в Рим к кесарю и папе, дабы пришли к нему на помощь, к старым римляном, к романовцем послаша же. Новые же римляне и старые римляне совокупишася и приидоша во Угры. Владиславу королю на помощь. Новые же римляне послаша грамоту ко Владиславу, королю угорсьскому, тайно: «Великому кралю Владиславу, Златый Затокъ, рекше угорьскому. Имеют с нами брань о вере старые римляне, не хотяше с нами в новый римский законъ и живяше в греческой вере во Старом Риме. А нынеча они все приидоша с нами к тебе на помощь, едины жжёны и дети малые оставиша во Старом Риме: и мы есмя с тобою один закон, приятелем своим есмя заодин и неприятели своим есмя заодин неприятели. А их бы еси послал напреди всех людей против татар, чтобы они побиты были, или от таковых их бог свободит, и ты бы их оставил у себя во своей земли, только бы они не возвратилися во Старый Рим, и мы жены их и дети поемлем к себе. И немногу времени минувшу, и быша битва велика Владиславу королю угорскому с татары, с Нейметом князем на реке на Тисе, и поидоша старые римляне наперёд всех и опосле многие люди угрове и римляне один латыньский закон, и побиша татар преже старые римляне и потом угрове и рамановове и немного падоша старых римлян. Краль же Владислав угорьский вельми радовашася о таковом пособии божии, а старых римлян велми жалуа и милуя за их храбрость, и показаша им грамоту новых римлян, что о них писали и о их жёнах и позваша их собе служити, дабы не пошли в Старой Рим, да не погибли от новых римлян. И смотрячи королева писаниа и не имяше веры и просиша у короля, дабы он ослободил послати обызрети Старый Рим, есть ли жёны их и дети или нет? И поидоша посланни и возвратишася воскоре и сказаша им: «Град наш Старый Рим разорён бысть и жёны и дети наши поимали новые римляне во своей латыньской закон». Они же биша челом Владиславу королю, дабы их не уклонил в латыньской закон и позволил бы им держати христианской закон греческий и дал бы им на прожиток землю. Владислав же король прия их с великымъ хотением и даде им землю в Маромаруше, межи реками Морешем и Тисею, нарицаемое место Крижи и ту вселишася и собрашася римляне и живяше ту и пояше за себя жены угоркы от латинского закону во свою веру християнскую даждь и до ныне.

И в них бе человек разуменъ и мужественъ именемъ Драгожь и поиде себе со дружиною на ловъ зверинъ и наидоша следомъ за туромъ чрез горы высокие и прейдоша высокия планины, сии рече горы и преидоша за туром на место долние и краснейшие и наехаша тура у рекы на берегу под вербою и его убиша и насытишася от лова своего. И прииде имъ от бога во средце мысль, дабых разсмотрили себе на жительство место и вселилися ту и съвокупишася единомышленно и восхотеша все пребыти ту и возвратишася воспять и поведаша своим всем о красоте земли и о реках и о криницахъ, дабы вселися ту, и ихъ дружина мысли их похвалиша и восхотеша пойти тамо, где они быша и место зглядаша занеже бе место пусто и во край татарьских кочевищь, и биша челом Владиславу, королю угорьскому, дабы их отпустилъ пойти. Владислав же король отпусти их с великою милостью. И пойдоша они от Марамуриша со всею дружиною и з жёнами и з детьми через горы высокие, ово лес просека, ово камение пробирая, и прейдоша горы божиею помощию и прийдоша на место где Драгошь тура уби, и возлюбиша и вселишася в ту и выбра из своей дружины себе мужа разумна именем Драгоша и назваша его себе господарем и воеводою. И оттоле начашася божиимъ произволением Молдавская земля. И Драгош воевода насади пръвое место на реке на Молдаве и потом насадиша место Бани и иные места по рекам и по криницам и учиниша себе печать воеводскую во всю землю турью голову, и господствовал на воеводстве лета два.

Указание года 6867 от Сотворения Мира – 1359 от Рождества Христова с самого начала приводило исследователей в некоторое замешательство, заставляя с одной стороны объяснять условность его указания, а с другой стороны стараться интерпретировать описанные далее события, максимально приближая их к середине XIV в., зачастую вопреки логике изложения и хронологической последовательности. Причиной тому стало само первое издание «Сказания», в котором текст с датой вынесен во второе предложение как начало изложения, хотя очевидно, что он относится непосредственно к самому названию.

События, описанные в первых строках «Сказания», чётко локализованы в северо-западной части современной Италии – областях Венеция и Фурлания (совр. ит. Фриули): братья Роман и Влахата – предводители племён (влахов), переселяющихся из-за гонений на христиан. В формулировке «От града Виницеи» весьма правильно видеть не только упоминание самой Венеции, но и расположенный к востоку важный экономический и религиозный центр раннего Средневековья Градо. Исход влахов в Центральную Европу и Балканы начинается после завоевания лангобардами северо-восточной части современной Италии в 568 г. [Паскарь 2014].

Отдалённость от переписчика событий и географических реалий местности, а также прозрачная этимология первого топонима, заменили семантико-стилистическую форму перечисления объектов на их согласование. Вместе с тем прямыми подтверждениями справедливости историко-географических свидетельств самых первых строк «Сказания», переводящими тезисы о переселении влахов из категории гипотезы в обоснованную теорию, выступают ряд прямых и косвенных доказательств: фиксируемая специалистами особая лексическая и грамматическая близость фриульского языка (furlan, lenghe furlane) с восточно-романскими (молдавским, румынским) [Bartoli 1925; Iliescu 2015; Нарумов, Сухачёв 2001], его распространение до недавнего времени в ряде регионов Румынии [Нарумов, Сухачёв 2001]; значение слова венетик (venetic) в молдавском (румынском) языке – «чужак, пришелец»; многочисленные следы топонимического переноса по маршруту древних миграций:  Солкан (пригород Гориции на реке Соче) и Солка (пригород Сучавы), Брдo (населённые пункты в Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговине, Сербии) и гора Берда (Буковина), Камполонго (ит. Campolongo – нас. пункт в Альпах, область Венеция), Кьямплунк (фриул. Cjamplunc, ит. Campolongo al Torre и фриул. Cjamplunc Tapoian, ит. Campolongo Tapogliano – коммуны в провинции Удине) и Кымпулунг (молд. Cîmpulung, рум. Câmpulung-Moldovenesc – коммуна и историческая область в горах Западной Молдавии), а также Кымпулунг (Кымпулунг-Мусчел, рум. Câmpulung-Muscel – один из древнейших городов Румынии, первая столица Валахии).

Следующий пассаж «Сказания» говорит о новой родине переселяющихся племён, «загадочно» именуя её «Старым Римом». Решение данной историко-географической загадки выявляется из топонимической антитезы с Римом Новым (греч. Νέα Ῥώμη) – Константинополем, в который Константин Великий перенёс столицу Римской империи в 330 г. из Сердики (Сардакии). Сама Сердика (современная столица Болгарии София), а также обширные области вокруг неё (в Верхней Мёзии, Средиземноморской Дакии, Прибрежной Дакии и в ряде других провинций) в сознании многих поколений оставались землями Старого Рима, где согласно «Сказанию» одно из влашских племён основало собственный город по имени главы своего княжеского рода – Роман, существующий и сейчас (в 70-ти километрах к северо-востоку от Софии).

Сообщение о Формозе дает четкую хронологическая подсказку о том, когда земли Старого Рима и город Роман ещё населяли предки молдаван – влахи – в то время, когда Формоз был папой римским, т. е. с 891 по 896 гг. Он не случайно упомянут в «Сказании», – ещё до того, как стать папой, в 866 г. Формоз прибыл в Болгарию, где вёл активную миссионерскую деятельность, убедив князя Бориса признавать только латинское духовенство и римский порядок богослужения. В результате греческие священнослужители были изгнаны из страны Борисом, который просил папу Николая назначить Формоза архиепископом Болгарии.

Следующая строка «Сказания» повествует о захвате Нового Рима (Константинополя) крестоносцами в начале XIII в. и разгоревшемся конфликте между ними и валахами на Балканах, в т. ч. в Болгарии, Македонии и Фессаллии.

Остальные абзацы приведённых частей «Сказания» также посвящены преимущественно XIII в., подробное изложение событий которого подчёркивает существенную хронологическую близость к автору летописи в отличие от предыдущих, характеризующихся столь лапидарной, но информативной архаичностью. В следующем фрагменте речь идёт о первом архиепископе сербском Савве и святом Владиславе Сербском, короле Сербии, правившем с 1234 по 1243 гг. Затем зафиксировано нашествие в 1241 г. монголо-татар на Молдавию и бегство герцога Неймета (с чьим именем без сомнения связан западно-молдавский город и замок Нямц, Нямец) из страны на запад, в Паннонию, где он станет основателем знаменитого венгерского рода Неметуйвари. Дальнейшие события, детально и ясно описанные в «Сказании», также относятся к периоду монголо-татарского нашествия 1241–42 гг. Единственной загадкой этой части, требующая специальных изысканий, остается история о венгерках-латинянках – «новых женах» влахов.

В заключительной части «Сказание» повествует о переселении из Марамуреша в Восточно-Карпатские земли предков молдаван, избрании первого молдавского господаря и воеводы Драгоша, основании им первых поселений – Первое место (город) на Молдаве (совр. селение Молид) и место Баня (ныне село Бая). Фабула этого повествования хорошо известна по многим источникам (славяно-молдавским летописям). Примечательно, что «Сказание» так же, как и другие источники фиксирует гидроним Молдава до заселения влахами (волохами) Молдавии, а основание Молдавского государства относит к последней четверти XIII в. (более раннему периоду, чем обычно считали советские и румынские историки), но не позднее 1290 г. – последнего в правлении Владислава IV.

Этапы расселения волохов по Балканско-Карпатскому региону в VI–XIV вв. представлены по результатам комплексных историко-географических исследований, в том числе по данным сведений «Сказания» представлены на специальной карте, разработанной авторами (рис.1).

 Литература

  1. Руская летопись съ Воскресенскаго списка подареннаго въ оной Воскресенской монастырь Патриархом Никоном въ 1658 году. Первая часть. – Санктпетербург, 1793, – с. 53 – 57.
  2. Паскарь Е.Г. Неизвестная Молдавия: Европейские книгопечатные источники XV–XVI вв. о древнейшей и современной истории Молдавии / науч. ред. Герцен А.А. – Одесса: ВМВ, 2014.
  3. Bartoli M.G. Introduzione alla neolinguistica, 1925.
  4. Iliescu M. La posizione del friulano nella Romania // Manuale di linguistica friulana. — Berlin: De Gruyter, 2015. – С. 46–48;
  5. Нарумов Б.П.Сухачёв Н.Л.Фриульский язык // Языки мира. Романские языки. — М.: Academia, 2001. – С. 365–366.
  6. Герцен А.А., Паскарь Е.Г. Расселение вольсков и влахов в Центральной Европе (Карта, 2013 г.) // Стати В. История Молдовы (пер. с молд.) – 2-е, доп. и отред. изд. – Кишинев, 2014, с. 16 –17.

См. также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *